На территории площади Хаст-Имам есть небольшое здание, когда-то на этом месте стояла ханака суфиев Накшбандия. Затем один из Кокандских кушбеги в 16 веке  переделал ее в библиотеку. С тех пор библиотека накопила 20 000 уникальнейших рукописей духовного содержания, и считается крупнейшей в исламском мире.

Небольшое здание библиотеки, огороженное, с постом охраны . Справа — мечеть Тилля-шейха.

И во главе  этой библиотеки находится древнейший Коран. Он хранится в центре экспозиции, в саркофаге из пуленепробиваемого стекла. На 359 листах из кожи, по 12 строк на каждом листе, без огласовок. Часть листов  заменена бумажными, со следами древней реставрации. В музее принято снимать обувь, как в мечети, и нельзя фотографировать. Так же там собраны  уникальные экземпляры древних списков, огромные и совсем крошечные, умещающиеся в ладони. И в библиотеке самое большое собрание переводов Корана на  языки мира, в том числе  и по методу Брейгеля, для слепых.

Напротив библиотеки стоит медресе Барак-хан, на барабане купола которого выписаны стихи поэта  Васифи:

О, что за город! и лужайкам рая 
не выдержать сравненья с древним Шашем!
А тот, кто поселился здесь надолго, 
забудет навсегда о райских кущах. 
Пожалуй, умереть в Ташкенте лучше
чем жизнь влачить в любом другом  краю…

Ученик Алишера Навои, которого он поразил скромностью и дальновидностью. Как то его отец , друг Навои привел  сына на маджлис, где маститые поэты играли в муама – стихотворные ребусы. Навои прочитал свой новый ребус. А молодому человеку отец накануне  прочитал свежеиспеченный ребус Навои, которым тот поделился,  и поэтому он знал ответ. Думаете, он выскочил с криками – «Я, я знаю!»? Нет, он смутился. Подождал, пока другие  пытались разгадать ребус, а затем сочинил свое муама, с таким же ответом, как у Навои. Таким образом, он ответил великому поэту, не нарушив тайны. Навои это оценил, и взял Васифи в ученики.

Его перу принадлежит прекрасная поэма о Ташкенте, которую он написал, будучи придворным поэтом у Шейбанидов. Он воспитал Шейбанида Барак-хана, и правитель, нежно любивший своего учителя, выстроил для него медресе, чтобы тот не нуждался в деньгах. В своем медресе поэт стал мударисом – ректором, и написал книгу, которая прославила его на весь мир. Это «Жемчужины истории»  замечательное собрание эссе о дворцовых интригах Тимуридов и Шейбанидов, смешная, остроумная и занимательная книга. Немудрено, что  с нее были сделаны 20 списков, при жизни поэта, даже Навои не мог похвастаться таким результатом.
«Жемчужины истории»  была переведена на многие языки мира и до сих пор  является занимательным чтением для любопытных и неравнодушных к  тайнам прошлого.

В 1555 году Васифи умер. Его могила находится рядом с могилой Хаст Имама, а его благодарный ученик и правитель всего Мавераннахра Барак-хан похоронен в Самарканде на площади Регистан.

Вот такое медресе находится в середине  религиозного центра – в честь поэта и замечательного человека. В 1868 году  старый город был разрушен  жестоким землетрясением, пострадало и медресе. В 50-х годах остро встал вопрос о реставрации, иначе медресе бы совсем  рассыпалось. Реставрировал  здание академик Усто Ширин, знаменитый ганчкор, который принимал участие в реставрации и постройке многих культовых зданий Узбекистана, — человек необычайного таланта и удивительной судьбы. Но некоторые недальновидные верующие возмутились – дескать, дочь Усто Ширина вышла замуж за русского, грех это будет,  недостоин!  Хорошо, что их никто не услышал. Великий Усто Ширин принял участие в создании декора медресе Барак-хана, благодаря чему был сохранен традиционный стиль этой древней постройки,  которую удалось восстановить в созвучии с традициями.

Мечеть Хаст Имам, пятничная,  на площади, напротив Медресе Барак-хана

Благодарим за интереснейшую экскурсию в прошлое  «Городского Архивариуса» , краеведа Бориса Анатольевича Голендера